0

     

    Существует ли наука о бухгалтерском учете? В данной статье профессор М.Л. Пятов (СПбГУ), продолжая разговор о мифологии бухгалтерского учета, касается одного из самых острых для статуса бухгалтерии как специальной области знания вопроса: а можно ли называть бухгалтерский учет наукой? На учетно-экономических факультетах российских вузов получает степени бакалавров и магистров наша подрастающая смена, талантливые бухгалтеры-исследователи защищают кандидатские и докторские диссертации, но почему-то в глазах многих наших коллег-экономистов учет так и не заслуживает подлинно научного статуса. В чем же тут дело? Поиску ответа на этот вопрос и посвящена данная статья.

    Шаг за пределы

    В предыдущей статье («Миф о бухгалтерской науке»), дорогие читатели, мы с вами говорили о мифологическом наполнении теории бухгалтерского учета, определяемом одним из самых устойчивых учетных мифов – о существовании бухгалтерского учета как самостоятельной науки. Как уже отмечалось, все мы, коллеги, и в первую очередь сам автор данной статьи, являемся носителями и действующими лицами бухгалтерской мифологии, без чего, согласно учению Алексея Лосева (1893-1988), было бы просто невозможно наше с вами существование в рамках профессии бухгалтера. Вместе с тем бухгалтерский учет, как бы сильна не была его мифологическая составляющая, является органичной частью хозяйственной жизни общества, обеспечивая информацией принятие решений ее участниками. И в этой связи для определения возможностей развития бухгалтерского учета и профессии бухгалтера чрезвычайно важно понять их действительное состояние. А значит, необходимо разобраться, что же представляют собой теоретические положения, формирующие методы ведения учета и составления отчетности, реализуемые на практике.

    С этой целью нам с вами необходимо будет, как бы это ни было сложно для нас как для персонажей самого мифа, попытаться шагнуть за пределы бухгалтерской мифологии и попробовать взглянуть на теорию учета, его методы с позиций понимания современной науки, помня о «полном несходстве существа науки с существом мифологии» ([1], стр. 60).

    Бухгалтеры изучают бухгалтеров

    Прежде всего, обращает на себя внимание то, как видные авторы-теоретики бухгалтерского учета определяют в качестве объекта внимания этой науки собственно учетную практику, то есть сам бухгалтерский учет. Это отчасти парадоксально, так как говорит о том, что бухгалтерский учет как наука как бы изучает сам себя. Согласитесь, странно было бы говорить о «науке о химии», или «науке о физике», «науке о медицине» или «науке о социологии». Но в случае с бухгалтерским учетом мы говорим именно о «науке об учете». Что же это означает?

    «100 лет, – писал в 1996 году Я.В. Соколов (1938-2010), – бухгалтерский учет существует как самостоятельная наука – счетоведение, как средство понимания учета, как язык счетоводства. С этого последнего момента счетоводство и счетоведение существуют параллельно и самостоятельно» ([2], стр. 6).

    В своей работе «Основы теории бухгалтерского учета» ([3]) он подчеркивал: «Бухгалтерский учет имеет две стороны: практическую (счетоводство) и теоретическую (счетоведение). Первая очевидна, вторая необходима для объяснения первой» ([3], стр. 4).

    Иными словами, согласно этим трактовкам, получается, что бухгалтерский учет как наука – это наука о бухгалтерском учете, то есть о том, что и так делается на практике без какой-либо ее (науки) помощи. Именно такой подход, например, определялся В.В. Ковалевым (1948-2020) как современная тенденция развития «бухгалтерского учета в системе наук» ([4], стр. 103). «В настоящее время, – писал В.В. Ковалев, – бухгалтерский учет рассматривается как отрасль научных знаний, посвященная объяснению, предсказанию и формированию тенденций развития учетной практики как области человеческой деятельности, информационно обеспечивающей принятие управленческих решений в отношении экономических субъектов. Таким образом, роль бухгалтерского учета как науки тройственна и заключается, во-первых, в объяснении существующей практики, во-вторых, в прогнозировании тенденций в ее развитии, в-третьих, в формировании, упорядочении этих тенденций» ([4], стр. 104).

    Иными словами, здесь бухгалтеру-теоретику, бухгалтеру-ученому отводится роль наблюдателя за деятельностью бухгалтеров-практиков, относительно которой они (теоретики) выявляют некие видимые им тенденции и даже иногда пытаются на них влиять. Это полностью подтверждает тезис Я.В. Соколова о совершенно независимом состоянии теории и практики учета.

    Похожее определение мы находим в работе М.Р. Мэтьюса (M.R. Mathews) и М.Х.Б. Переры (M.H.B. Perera) «Теория бухгалтерского учета» ([5]), в которой авторы отмечают, что «теории учета возникают в связи с необходимостью дать разумное объяснение тому, что делают или собираются делать бухгалтеры» ([5], стр. 15).

    Однако, если это так, и учет на практике существует фактически без его теории, которая лишь наблюдает за ним, зачем вообще такая теория нужна?

    «С одной стороны, – пишут Мэтьюс и Перера, – долгое время утверждалось, что бухгалтерский учет, будучи ориентированным на практику, формируется под давлением практических обстоятельств. Такая зависимость, однако, привела к появлению множества несогласованных и взаимно противоречащих правил. С другой стороны, нельзя упрекнуть принятые правила в отсутствии теоретической основы, так как каждый из широчайшего спектра альтернативных методов учета, применяемых на практике, имеет под собой особую теорию или взгляд на вещи, стимулировавшие его разработку. Фактическое положение бухгалтерского учета, – по мнению авторов, – характеризуется, таким образом, не нехваткой теорий, а наличием огромного количества неявно выраженных или неполных теорий. В действительности, – заключают Мэтьюс и Перера, – бухгалтерскому учету недостает последовательной теории, с помощью которой можно было бы оценивать уже установившиеся, недавно возникшие и пока только предполагаемые методы бухгалтерского учета» ([5], стр. 15).

    А что же делают пока бухгалтеры-практики без такой последовательной теории? Они ведут учет, так или иначе реализуя на практике в качестве его (учета) методологии двойную запись и систему счетов (см., например, [3], стр. 241-284 и стр. 285-322), то есть те приемы, которые замечательно описал в своем трактате в 1494 году Лука Пачоли.

    Мечта о своей науке

    Почему здесь, в работах столь видных теоретиков бухгалтерии, пытающихся дать определение учету как науке, мы сталкиваемся со столь забавным парадоксом, не сформулированным их любителем профессором Я.В. Соколовым: «Наука о бухгалтерском учете изучает бухгалтерский учет»? Это происходит потому и только потому, что, как мы постарались показать в предыдущих публикациях, восприятие учета как самостоятельной области научного знания – это восприятие сугубо мифологическое. Своя наука – это давняя мечта бухгалтеров-теоретиков, но, как писал А. Лосев, «мечтать всегда было легче, чем мыслить» ([1], стр. 55). И вот, пытаясь определить существо бухгалтерской науки, наши коллеги «никак не хотят понять, что миф надо трактовать мифически же, что мифическое содержание мифа само по себе достаточно глубоко и тонко, достаточно богато и интересно и что оно имеет значение само по себе, не нуждаясь ни в каких толкованиях и научно-исторических разгадываниях» ([1], стр. 55). Вот почему, читая о великих «ученых-бухгалтерах», их грандиозных «теориях» и стремительном развитии гения учетной мысли, например, в работе «Бухгалтерский учет: от истоков до наших дней» ([2]) профессора Соколова, гораздо легче уверовать в существование науки бухгалтерии, чем анализируя определяемые им различия между «счетоведением» и «счетоводством». Ведь «чтобы создать миф, меньше всего надо употреблять интеллектуальные усилия» ([1], стр. 39).

    И вот именно когда, выходя за границы мифа о существовании учетной науки как некоего самостоятельного по отношению к учетной практике, Я.В. Соколов предлагает нам определение предмета бухгалтерского учета как некоей единой области человеческой деятельности, мы получаем нечто совершенно иное, чем знание, изучающее само себя.

    Наше «основное понятие»

    «Основным понятием бухгалтерского учета, – писал Ярослав Вячеславович в своей работе «Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни» ([6]), – следует признать понятие факта хозяйственной жизни. Из суммы таких фактов состоят как дискретный хозяйственный процесс, так и предмет самого бухгалтерского учета» ([6], стр. 11). «Факт хозяйственной жизни, – отмечает тут же Соколов, – назван предметом бухгалтерского учета в чисто рабочем понимании. Просто так удобнее. Но это ничего общего не имеет с теми ущербными дискуссиями, которые велись в течение многих десятилетий в Советском Союзе по поводу предмета нашей науки. В любой науке, – подчеркивает Соколов, – это праздный вопрос…» ([6], стр. 11).

    Может быть, относительно советского периода развития теории учета это и так, но только не для наших целей. Определяя собственно факт хозяйственной жизни в качестве предмета бухгалтерского учета, мы на самом деле не определяем ничего, так как любой факт окружающей нас действительности есть не что иное, как факт хозяйственной жизни. Пошел дождь, выглянуло солнце, чихнул Семен Петрович – все это факты хозяйственной жизни, имеющие различные последствия и потенциально могущие иметь различное влияние на благосостояние этой жизни участников. Однако эти факты не находят отражения в бухгалтерском учете. А что же находит отражение?

    И вот чтобы отграничить хозяйственные факты, которые должны попадать в поле внимания бухгалтера, Ярослав Вячеславович дает определение уже самому понятию «факт хозяйственной жизни» с бухгалтерской точки зрения. Итак, «факт хозяйственной жизни есть элементарный момент хозяйственного процесса, изменяющий или подтверждающий состав средств предприятия или их источников или средств и источников одновременно» ([6], стр. 11).

    Но что такое средства предприятия и их источники? А это актив и пассив бухгалтерского баланса. Таким образом, баланс как бухгалтерская модель фирмы отграничивает область объектов учетного наблюдения. Только те факты, которые могут быть отражены в балансе, согласно данному определению, выступают хозяйственными фактами, отражаемыми в учете.

    Здесь формируется весьма любопытный учетный парадокс. Вроде бы мы, бухгалтеры, фиксируем и оцениваем (отражаем) хозяйственные факты, чтобы предоставить данные о положении дел компании заинтересованным в них (данных) лицам. Но относим к таким фактам лишь те, что могут быть представлены в изобретенной нами модели компании – ее балансе. То есть относительно чего бухгалтеры не придумали, как об этом рассказать, о том и рассказывать не надо – очень удобная позиция, как бы снимающая любые претензии относительно границ представляемой информации: что об этом говорить, если этого нет в балансе.

    В этой ситуации скрываются колоссальные возможности влияния методологии бухгалтерского учета на восприятие обществом хозяйственной деятельности компаний. Пользователи бухгалтерской отчетности, как правило, склонны ей доверять, а, следовательно, склонны воспринимать факты, находящиеся за ее рамками, как не значимые для оценки финансового состояния компаний, во всяком случае с такой точки зрения.

    Балансы бывают разные

    Балансы бывают разные. И несмотря на то, что век от века актив равен пассиву, а разность между активами и обязательствами дает величину собственного капитала, в различные периоды развития экономики эти категории наполняются совершенно разным содержанием. Это хорошо поясняют так называемые теории статического, динамического и органического баланса, о которых мы уже не раз вели разговор на страницах нашего журнала.

    Таким образом, от того, понимаем ли мы, например, под активом собственное имущество фирмы, ее расходы, которые должны окупиться в будущих отчетных периодах, или подконтрольные ей ресурсы, управление которыми, вероятнее всего, принесет ей прибыль – соответствующим образом будет меняться и определение факта хозяйственной жизни.

    Здесь требуется еще одна оговорка. Такое определение предмета учета подходит только для случаев ведения записей на счетах, данные которых находят отражение в балансе. Метод простой записи на забалансовых счетах также, безусловно, является фиксацией хозяйственных фактов, но это уже факты, не подпадающие под предлагаемое профессором Соколовым определение. Можно, попытавшись его расширить с учетом сказанного, определить факт хозяйственной жизни как элементарный момент хозяйственного процесса, находящий отражение на счетах бухгалтерского учета. Но можно ли ведение учетных записей организацией, использующей упрощенный режим налогообложения, строго говоря, назвать записями на счетах? Это спорный вопрос. И не углубляясь в попытки дать на него обоснованный ответ, можно сделать следующий шаг в сторону уточнения данного Я.В. Соколовым определения: факт хозяйственной жизни есть элементарный момент хозяйственного процесса, который находит отражение в бухгалтерском учете.

    Иными словами, предмет бухгалтерского учета – это то, что учитывают бухгалтеры. Вот, собственно, и все! Но это чрезвычайно важный момент, так как речь идет об ограничении области данных, попадающих под бухгалтерское наблюдение.

    Границы и потребности

    Границы бухгалтерского наблюдения определяются потребностями пользователей отчетности в соответствующей информации. Меняется хозяйственная жизнь – политическое устройство, экономические воззрения, нормы хозяйственного права и т. д. и т. п. – меняется и бухгалтерский учет. Так, не случайно, характеризуя развитие бухгалтерского учета в XIX веке, Э.С. Хендриксен (Eldon S. Hendriksen) и М.Ф. Ван Бреда (Michael F. van Breda) пишут: «К концу XIX в. система бухгалтерского учета, основы которой были заложены Лукой Пачоли, претерпела некоторые изменения, связанные со спецификой хозяйственной деятельности больших промышленных корпораций: 1) созданы первые компании, отделенные от их собственников, 2) возник акционерный капитал, 3) разграничены капитал и прибыль, 4) введено понятие „действующее предприятие, 5) стали работать фондовые биржи, 6) расширялись промышленность и торговля» ([7], стр. 35).

    В этой связи замечательное определение бухгалтерского учета мы находим в известной работе Б. Нидлза (Belverd E. Needles), Х. Андерсона (Henry R. Anderson) и Д. Колдуэлла (James C. Caldwell) «Принципы бухгалтерского учета». «Современный бухгалтер, – пишут авторы (и, нужно сказать, это прекрасный ответ репликам о вымирании нашей профессии в связи с развитием роботизации и искусственного интеллекта), – занимается не только ведением счетов, но и осуществляет обширную деятельность, включающую планирование и принятие решений, контроль и привлечение внимания руководства, оценку, обзор деятельности и аудирование. Современный бухгалтер обязан удовлетворять потребности тех, кто использует учетную информацию, независимо от того, являются ли они внутренними или внешними потребителями этой информации. Итак, … бухгалтерский учет есть система, которая осуществляет измерение, обработку и передачу финансовой информации об определенном хозяйствующем субъекте. Эта информация должна давать возможность пользователям принимать обоснованные решения при выборе альтернативных вариантов использования ограниченных ресурсов при управлении хозяйственной деятельностью фирмы» ([8], стр. 12-13).

    При этом, так же как и Я.В. Соколов, говоря о бухгалтерском учете как о языке, Роберт Энтони (Robert N. Anthony) и Джеймс Рис (James S. Reece) отмечают, что «бухгалтерский учет уместно называют „языком бизнеса. Его изучение, – обращают они наше внимание, – очень сходное с изучением любого другого языка, усложняется тем фактом, что многие используемые в бухгалтерском учете слова имеют иное значение по сравнению с таковыми в обыденном употреблении. [Однако] Любой язык, – подчеркивают Энтони и Рис, – равно как и бухгалтерский учет, развивается и изменяется в ответ на меняющиеся нужды общества» ([9], стр. 19).

    «Бухгалтерский учет, – пишут Г. Мюллер (Gerhard G. Mueller), Х. Гернон (Helen Gernon) и Г. Миик (Gary Meek), – определяется средой, в которой он функционирует. Каждой стране присущи своя история, свои ценности, политическая система. То же самое можно сказать о бухгалтерском учете. …Интересно отметить, что определенная схожесть „окружающей среды в двух различных странах, как правило, обусловливает и наличие многих общих черт в применяемых в них системах бухгалтерского учета. В некоторых странах, например, в США, информация, генерируемая в рамках финансового учета, направлена, прежде всего, на удовлетворение потребностей инвесторов и кредиторов, а полезность с позиции принятия управленческих решений является важнейшим критерием ее качества. В других странах роль бухгалтерского учета и приоритеты, выработанные в рамках его методологии, могут быть иными. Например, это могут быть предоставление достоверной информации и контроль за надлежащим исполнением государственной налоговой политики. Именно это предназначение бухгалтерского учета признается основополагающим в большинстве стран Южной Америки.

    В некоторых странах система бухгалтерского учета реализуется исходя из приоритета макроэкономических целей, в частности, достижения заданных темпов роста национальной экономики (Макроэкономические процессы имеют ряд особенностей, существенных для бухгалтерской практики: инфляция, безработица и др.). В этом случае на второй план могут отходить вопросы о полезности конкретной информации о налоговых ставках, общеэкономической политике для инвесторов и кредиторов» ([10], стр. 21).

    В настоящее время указанная специфика национальных систем бухгалтерского учета сглаживается развитием практики применения МСФО, однако и это в свою очередь – следствие воздействия на бухгалтерский учет той самой «среды, в которой он функционирует» – глобализирующейся мировой экономики.

    Поддерживая утверждения, высказанные Г. Мюллером, Х. Гернон и Г. Мииком, М.Р. Мэтьюс и М.Х.Б. Перера в своей работе «Теория бухгалтерского учета» ([5]) отмечали в 1996 году, что «исследования, проводившиеся в последние два десятилетия, отразили разнообразие требований к бухгалтерскому учету и учетной практике. Попытки объяснить различия привели к осознанию значимости окружающей среды бухгалтерского учета. Это в свою очередь стимулировало дальнейшие исследования с целью определения соответствующих внешних факторов бухгалтерского учета» ([5], стр. 21).

    Цель изложения вопросов теории учета авторы определили как «представить учетную дисциплину как формируемую под воздействием социальных факторов и отражающую потребности общества в информации о существующих в нем значимых организациях» ([5], стр. 11).

    Бухгалтерский учет, продолжают Мэтьюс и Перера, следует «рассматривать как социальное явление, формирующееся под влиянием общественного развития, но также и само оказывающее влияние на общество» ([5], стр. 14). «Сегодня уже общепризнан тот факт, что бухгалтерская информация оказывает значительное экономическое влияние на общество, и бухгалтерские проблемы должны поэтому решаться с учетом общественных интересов. Обсуждаются также конфликт интересов, зачастую присущий рынку информации, и стремление различных групп людей добиться введения выгодных для себя стандартов. Если же какой-то стандарт негативно сказывается на интересах отдельных групп, они могут пытаться препятствовать его введению» ([5], стр. 16).

    Замечательные мысли авторов хорошо известных отечественному читателю работ процитированы нами из вводных разделов к ним. Это – те самые «общие места», которые мы, как правило, спешим «проскочить», читая их «наискосок» или же и вовсе пропуская. Мы экономим время и скорее переходим к «делу» – изложению правил учета отдельных объектов в соответствии с теми или иными действующими на текущий момент времени стандартами. Однако обратите внимание – большинство стандартов, на которые в конце прошлого века ссылались авторы, уже давно отменены, а «общие места» по-прежнему сохраняют свою актуальность.

    Учет и динамика хозяйственной жизни

    Но вернемся к теме нашего разговора. Отметим, если развитие учетной практики, в частности, изменение области бухгалтерского наблюдения, обусловливается динамикой хозяйственной жизни общества и соответствующими ей потребностями пользователей учетных данных, то собственно методы их (данных) квалификации, оценки и представления формируются под влиянием господствующих в то или иное время экономических воззрений и правовых норм. И вот чтобы учету быть «понятным», чтобы его методы были адекватны информационным ожиданиям потребителей учетной информации, бухгалтеры-методологи, теоретики учета должны ориентироваться на содержание господствующих среди потребителей отчетности взглядов на представляемые в ней хозяйственные явления.

    Случаи расхождения между методами бухгалтерского учета и информационными ожиданиями пользователей отчетности, определяющими понимание ими отчетных данных, профессор Я.В. Соколов объединил категорией «парадоксы бухгалтерского учета», самый известный пример которых: «Прибыль есть – денег нет».

    Отсюда следует, что развитие методов бухгалтерского учета должно быть направлено на достижение максимального соответствия между подходами к формированию отчетности и знаниями, установками, взглядами, воззрениями, убеждениями пользователей, обусловливающими ее понимание и использование ее данных при принятии управленческих решений. Иными словами, целью развития учета можно видеть максимизацию понятности его языка для пользователей бухгалтерских данных.

    Следует оговориться, что, обращая внимание на важность понятности содержания бухгалтерской отчетности для ее пользователей (непрофессионалов в области бухгалтерского учета), мы отнюдь не имеем в виду намеренное упрощение ее содержания в ущерб пригодности для принятия обоснованных решений. И вот здесь следует вспомнить идеи замечательного отечественного бухгалтера профессора В.Ф. Палия (1927-2013), призывавшего видеть предметом бухгалтерского учета «капитал как величину средств, вложенных в хозяйственную деятельность, их перемещение и трансформацию в процессе оборота, включая приращение либо уменьшение в результате хозяйственной деятельности» ([11], стр. 11).

    В этой идее, на наш взгляд, ключевой момент – это не собственно определение капитала как предмета учета, ведь фактически он и является таковым как в рамках теории статического баланса, так и в динамическом балансе, так и, в дальнейшем, в методах формирования отчетности, определяемых МСФО. Идея этого утверждения Палия заключается в необходимости развития методов учета в соответствии с динамикой представлений о капитале, распространяющихся в обществе с развитием экономической теории.

    О возможных направлениях развития учета в соответствии с современными представлениями о капитале – наша следующая статья.

    Постойте, а как же наука!?

    «Постойте! – может справедливо заметить нам внимательный Читатель. – Но ведь вы так и не ответили на вопрос, поставленный в названии этой статьи! Так существует ли наука о бухгалтерском учете?».

    Давайте не будем торопиться давать на данный вопрос тот или иной однозначный ответ.

    «Наука, – рассказывает нам „Новая философская энциклопедия, – это [с одной стороны] особый вид познавательной деятельности, нацеленный на выработку объективных, системно ориентированных и обоснованных знаний о мире, [а с другой стороны] социальный институт, обеспечивающий функционирование научной познавательной деятельности» ([12], стр. 23).

    Бухгалтерский учет, безусловно, представляет собой особый вид познавательной деятельности, направленной на выработку объективных (требования правдивости, непредвзятости, честности и добросовестности), системно организованных (посредством реализации метода двойной записи и балансового обобщения, служащих основой систематизации данных в отчетности) и обоснованных (достаточным обоснованием считается документальная подтвержденность) знаний о предприятии (хозяйствующем субъекте).

    Социальным институтом, обеспечивающим функционирование такой познавательной деятельности, является институт практики бухгалтерского учета, формируемый комплексом нормативных правовых норм (положениями профессиональных стандартов), существованием профессиональных сообществ (институтов, ассоциаций и проч.), наличием специального направления в профессиональном и высшем образовании, научной специальности «бухгалтерский учет, статистика» и проч.

    «Как вид познания, – говорит нам энциклопедия, – наука взаимодействует с другими его видами: обыденным, художественным, религиозно-мифологическим, философским» ([12], стр. 23). Собственно этим аспектам бухгалтерского познания хозяйственной жизни компаний мы с вами, уважаемые читатели, посвятили все наши предыдущие беседы.

    Наука ставит своей целью выявить сущностные связи (законы), в соответствии с которыми объекты могут преобразовываться в человеческой деятельности. Именно бухгалтерский баланс, формируемый посредством отражения фактов хозяйственной жизни записями на счетах бухгалтерского учета, позволяет нам увидеть комплекс отражаемых в нем объектов во взаимосвязи средств фирмы и источников их формирования. При этом прибыль, выступающая в бухгалтерском учете главным индикатором успешности хозяйственной деятельности, показывает нам результат человеческой деятельности по управлению этим взаимосвязанным комплексом ресурсов компании и источников их формирования.

    «Предметный и объективный способ рассмотрения мира, характерный для науки, – обращает наше внимание философская энциклопедия, – отличает ее от иных способов познания. Например, в искусстве освоение действительности всегда происходит как своеобразная склейка субъективного и объективного, когда любое воспроизведение событий или состояний природы и социальной жизни предполагает их эмоциональную оценку. Художественный образ всегда выступает как единство общего и единичного, рационального и эмоционального. Научные же понятия – это рациональное, выделяющее общее и существенное в мире объектов» ([12], стр. 23). Квалификация любого хозяйственного факта в бухгалтерском учете предполагает его квалификацию и оценку. Под квалификацией здесь можно понимать соотнесение данного факта с определенным элементом (элементами) отчетности. Рациональное выделение общего в данном случае позволяет определить наличие или отсутствие влияния данного факта на активы и/или пассивы, доходы или расходы, соотнести эти изменения (влияние) с конкретным элементом отчетности (например, запасами). Существенным же здесь выступает денежная оценка факта, определяющая степени его влияния на соответствующие элементы отчетности. Рациональность и объективность этих действий бухгалтера обеспечиваются их соответствием общепринятой и реализуемой методологии бухгалтерского учета.

    «Наука, в отличие от обыденного познания, предполагает применение особых средств и методов деятельности, она не может ограничиться использованием только обыденного языка и тех орудий, которые применяются в производстве и повседневной практике. Кроме них, ей необходимы особые средства деятельности – специальный язык (эмпирический и теоретический)» ([12], стр. 24). Наличие специального бухгалтерского языка – это не только то, что не ставится под сомнение, но и то, за что часто ругают бухгалтеров, обвиняя представляемые ими данные в непонятности для широкого круга пользователей учетной информации.

    Обратите внимание – все перечисленные признаки науки у бухгалтерского учета налицо. Однако ее методы «познания окружающего мира» – счета бухгалтерского учета, бухгалтерский баланс и раскрывающие его содержание элементы отчетности – остаются фактически неизменными вот уже несколько веков. Та динамика смыслового наполнения бухгалтерских приемов, которую мы можем наблюдать как развитие учетной мысли, – это отражение в трактовке бухгалтерских приемов тех изменений, которые происходят в экономических воззрениях и нормах права. Собственно же метод бухгалтерского учета в его, так скажем, чистом виде (счета и баланс) эти изменения практически не затрагивают. И вот с этой точки зрения наша любимая наука выглядит уж слишком исторично.

    Получил ли уважаемый Читатель здесь ответ на поставленный в названии статьи вопрос – судить не автору. Его задача – продолжить разговор о возможных направлениях развития бухгалтерского учета в следующей статье.

    Литература:

    1. А. Лосев. Диалектика мифа – СПб.: Азбука, 2018.

    2. Я.В. Соколов. Бухгалтерский учет: от истоков до наших дней – М.: ЮНИТИ, 1996.

    3. Я.В. Соколов. Основы теории бухгалтерского учета – М.: Финансы и статистика, 2000.

    4. В.В. Ковалев. Бухгалтерский учет в России: смена приоритетов // Вестник СПбГУ, Серия 5 Экономика, 2010, выпуск 4.

    5. М.Р. Мэтьюс, М.Х.Б. Перера. Теория бухгалтерского учета – М.: Аудит, ЮНИТИ, 1999

    6. Я.В. Соколов. Бухгалтерский учет как сумма фактов хозяйственной жизни – М.: МАГИСТР, 2010.

    7. Э.С. Хендриксен, М.Ф. Ван Бреда. Теория бухгалтерского учета: Пер. с англ. – М.: Финансы и статистика, 1997.

    8. Б. Нидлз и др. Принципы бухгалтерского учета – М.: Финансы и статистика, 1993.

    9. Р. Энтони, Дж. Рис. Учет: ситуации и примеры – М.: Финансы и статистика, 1993.

    10. Г. Мюллер, Х. Гернон, Г. Миик. Учет: международная перспектива – М.: Финансы и статистика, 1996.

    11. В.Ф. Палий. Теория бухгалтерского учета: современные проблемы – М.: Бухгалтерский учет, 2007.

    12. Новая философская энциклопедия. Т. 3 – М.: Мысль, 2010.

    Источник: БУХ.1С

    Настройка 1С 8.3 с нуля

    БЕСПЕРЕБОЙНАЯ РАБОТА БУХГАЛТЕРСКИХ ПРОГРАММ

    И СВОЕВРЕМЕННОЕ ОБНОВЛЕНИЕ?

    кнопка получить предложение

    ФНС обновила контрольные соотношения для расчета по страховым взносам

    Previous article

    Истекает срок подачи заявлений на получение зарплатной субсидии за апрель 2020 года

    Next article

    You may also like

    Comments

    Leave a reply

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    More in Бух.1С

    Антивирусный закон: перенос сроков уплаты налогов
    Бух.1С

    Антивирусный закон: перенос сроков уплаты налогов, сдачи отчетности и отмена проверок в период пандемии

      Президент РФ подписал Федеральный закон от 01.04.2020 № 102-ФЗ, предусматривающий перенос сроков уплаты налогов, сдачи налоговой отчетности, а также приостановление мер налогового ...
    «Большая ERP»
    1С:ERP Управление предприятием

    «Большая ERP», которая всегда с вами, – мобильный клиент 1С:ERP для дистанционной работы

      В настоящее время технологии, позволяющие вести бизнес из любой точки мира, приобретают все большее значение. Особенно важно это сейчас, когда значительная часть ...
    Отмена деклараций
    Бух.1С

    Отмена деклараций, новый отчет и повышение платы за проезд: как изменится наша жизнь с февраля 2020 года

      Последние налоговые декларации, новая отчетность в ПФР, увеличение пособий и социальных выплат, а также подорожание «Платона». Рассказываем об этих и других изменениях ...
    Как установить работнику неполный рабочий день в связи с эпидемией коронавируса
    Бух.1С

    Как установить работнику неполный рабочий день в связи с эпидемией коронавируса

      Организация в связи с угрозой распространения коронавируса перевела сотрудников на удаленный режим работы на период карантина, заключив с ними дополнительные соглашения о ...